В начале первой мировой войны австрийцы, воевавшие с Российской империей, устроили настоящий геноцид жителей Западной Украины.

Первая мировая война познакомила западных украинцев с понятием репрессий раньше, чем это сделал Сталин. Противоречия между Австро-Венгерской и Российской империями нарастали, и правительство императора Франца-Иосифа активно работало, чтобы население современной Западной Украины включилось в войну на стороне Австро-Венгрии, а не России. Для этого на местах начали выявлять потенциальных “шпионов” и жестоко расправляться с ними.

В том глубоко религиозном обществе водораздел “свой-чужой” проходил по линии вероисповедания, поэтому неудивительно, что возглавила процесс антироссийской борьбы греко-католическая церковь, которая помогала австро-венгерским властям выявлять неблагонадежных. 

То, что развернулось в отношении населения Западной Украины, даже сейчас, спустя время, сложно принять, ведь люди, носящие крест и проповедующие Евангелие, занимались доносами, которые закончились смертным приговором для тысяч украинцев. Австрийцы руками своих местных союзников развернули настоящий террор.

В книге Русины в период Первой мировой войны и русской смуты находим очень интересные детали: “29 января 1913  года в Угорской Руси (Подкарпатье) начался второй Мармарош-Сигетский процесс (первый состоялся в 1904 году). Мармарошский процесс был единственным массовым процессом в Австро-Венгрии перед войной. Первоначально к суду привлекли 189 человек. Во время ареста и заключения крестьяне подвергались издевательствам и избиениям со стороны венгерских жандармов. Впоследствии прокурор уменьшил число обвиняемых до 94 крестьян, обвинив их в подстрекательстве против мадьярского народа, греко-католического вероисповедания и духовенства, нарушении законов. Причиной процесса стал массовый выход населения Угорской Руси из грекокатолической церкви и переход в православие, и это несмотря на то, что в Австро-Венгрии православие было разрешено законом, а в Буковине являлось господствующим вероисповеданием”.

“Массовый переход в православие русинских сел на Лемковщине, в Сокальщине и Коломыйщине (Галичина) тоже вызвал репрессии со стороны австро-венгерских властей”.

Вражда грекокатоликов с православными довела до разгула настоящих репрессий. В ход шла грубая пропаганда. Идентификация населения как русинов и православная вера выставлялись как признак враждебности императорской власти, как сепаратизм, который сильно тревожил австро-венгерские власти накануне войны с Россией.

Как результат были созданы концлагеря в Терезине и Талергофе.

АВСТРИЙСКИЕ КОНЦЛАГЕРЯ ДЛЯ УКРАИНЦЕВ

До зимы 1915 года в Талергофе не было бараков. Народ, сбитый в одну кучу, лежал на сырой земле под открытым небом, в дожди и морозы. Самый крупный источник о зверствах тех времен — Талергофский альманах, состоящий из четырех томов, — описывает террор и зверства против украинцев, которые велись как некая религиозная война, параллельно с войной между странами. Сами условия в концлагерях были дикими и жестокими. “Вши изгрызали тело и перегрызали нательную и верхнюю одежду. Червь размножился чрезвычайно быстро и в чрезвычайных количествах. Величина паразитов, питающихся соками людей, была вопиющая. Неудивительно поэтому, что немощные люди не в силах были бороться с ними.Священник Иоанн Мащак под датой 11 декабря 1914 года отметил, что 11 человек просто загрызли вши”.

Сергей Суляк в своей книге о русинах пишет: “Массовый геноцид русинов в годы Первой мировой войны был первым холокостом Европы XX века. Депутат австрийского парламента, чех Юрий Стршибрны, в своей речи отмечал, что имеет точные сведения от 70 заключенных, что в Талергофе были зарыты в землю две тысячи мертвецов. Другой депутат, поляк Сигизмунд Лясоцкий, лично собрал сведения о неслыханных злодеяниях в Талергофе. В своей речи он озвучил данные, что в Талергофе до 20 февраля 1915 года лежали 1.360 тяжелобольных, из которых умерли 1.100 человек. В течение полутора лет умерли 15% заключенных, то есть более трех тысяч галичан и буковинцев”.

ВСЕ КАК СЕГОДНЯ: БИТВЫ ЗА ХРАМ

Но преследования коснулись не только нескольких тысяч узников. Талергофский альманах так описывает очередной акт политики властей Австро-Венгрии: “Задолго еще до войны село Залучье подверглось жестоким преследованиям со стороны австро-венгерского правительства за то, что его жители перешли из греко-католического вероисповедания в православную веру. Хотя уездное староство старалось всячески воспрепятствовать этому, но его старания не имели успеха. В село вошло войско и после тщательных обысков, продолжавшихся целую неделю, арестовало 86 виднейших крестьян. Арестованные судились в окружном суде в Коломые, причем 12 человек получили по шесть месяцев заключения, а остальные были освобождены. Удивительно, что после этого жители села избрали комитет для постройки православного храма. Разрешение на это не было получено, несмотря на протесты в Вену. Власти опечатали временную часовенку, помещавшуюся в доме М. Нагорняка, а православного священника И. Ф. Гудиму арестовали как подстрекателя и шпиона. Преследования жителей не прекращались. Если кто пошел в православную церковь в селе Вашковцы, а шпионы об этом узнали, то староство наказывало его высоким штрафом, заключением в тюрьму, а то в придачу и пощечинами”.

Естественно, что властям нужно было как-то объяснить происходящие гонения, и вскоре глава греко-католиков, митрополит Андрей Шептицкий, издал окружное послание. Тот же Талергофский альманах сохранил упоминание об этом. Он озвучил призывы борьбы против России и причиной названа свобода в составе Европы. “Война ведется ради нас, ибо лютый враг царь московский не смог стерпеть того, что мы в австрийской державе имеем свободу. Изменою хочет наших людей побудить к измене”, — гласит послание.

Нужно отметить, что религиозную войну подхватили на всех уровнях властной иерархии. Мы неоднократно находим сообщения такого типа: “Доносами занимались не только жандармы, сельские писари и войты, но и учителя, и даже духовные лица”. “Туча мести и террора не прошла мимо и Ярославского уезда. В селе Маковисках на своих прихожан доносил священник Крайчик”. “В Каменке Струмиловой один священник расстрелян и один арестован, повешено и расстреляно 10 крестьян и арестовано свыше 120 крестьян — все по доносу местного священника Михаила Цегельского”.

ПОЛЬША И ПИЛСУДСКИЙ

К 1918 году не стало уже Австро-Венгерской империи, не стало и Российской империи, а Юзеф Пилсудский стал главой Польского государства. Была заявка на создание государственности и на территории Западной Украины. Появилась ЗУНР (Западно-Украинская народная республика). Но вскоре часть земли Западной Украины заняла Польша, а часть Чехословакия. В этот же период велась Польско-советская война.

Это побудило Пилсудского тесно сотрудничать с греко-католической церковью. Некоторые исторические издания говорят, что к 1923 году западно-украинское духовенство униатского толка приняло присягу на верность польскому правительству. За лояльность церковь начала получать от государства средства в несколько миллионов злотых ежегодно. Глава УГКЦ Андрей Шептицкий, например, получал из казны около 800 злотых (для сравнения: глава государства Юзеф Пилсудский получал тысячу).

К тому же церковь являлась крупным землевладельцем. Церквям, костелам и монастырям принадлежало 220 тыс. га земли, а греко-католической митрополии — более 36 тыс. га. Наличие крупных имений побудило церковь помогать властям, когда начался бунт крестьян, недовольных налогами и принудительными экзекуциями.Отряды полиции и кавалерии разгромили 800 сел и арестовали тысячи крестьян, которые были недовольны проводимой в Польше политикой. Однако украинцам была предложена не федерация, которая бы позволила УГКЦ иметь полную власть на Западной Украине, а политика пацификации (умиротворения). Стало понятно, что ни культурной, ни территориальной автономии в планах Польши относительно Западной Украины не было. После этого начался террор в отношении уже польских властей. Кузницей кадров были ОУН, Пласт и другие организации, созданные при помощи греко-католиков. Так политика террора в отношении украинцев обернулась против самих поляков.